Биография Петра Петровича Кащенко

Материал из KaschePuzia

Перейти к: навигация, поиск

Вниманию читателя предлагается не слишком известный текст о Петре Петровиче, написанный его правнуком.

Содержание

История рода

На Загородном шоссе, когда-то окраине Москвы, а теперь в самом центре города расположена больница, название которой известно каждому — «Кащенко». Больница для душевнобольных была задумана и построена на деньги тогдашнего городского головы Николая Алексеева. В 1920 г. она получила имя главного врача больницы Петра Кащенко, моего прапрадеда.

История рода Кащенко уходит в давние времена, когда в Южной Руси образовалась вольная «казацкая республика»: Запорожская Сечь. Некоторые из Кащенко стали казаками или крестьянами, некоторые — мещанами, некоторые учёными. Первым врачом в роду был Пётр Фёдорович Кащенко, отец Петра Петровича. Он окончил С.-Петербургскую духовную семинарию, и в ноябре 1848 г. был зачислен воспитанником С.-Петербургской медико-хирургической академии на казённый счёт. После окончания академии стал служить военным лекарем в Тамбове.

В Тамбове он женился на Александре Павловне Черниковой, дочери коллежского асессора. Первый сын — Пётр, мой прапрадед, родился 28 декабря 1858 г. (1 января 1059 г.) Кроме него в семье было ещё семеро детей. Отец умер внезапно в 1874 г. Старшему Петру было 16 лет, а самому младшему брату — 1 год.

Александра Павловна сумела воспитать всех детей и дать им образование. Уже после того, как дети выросли, Александра Павловна решила уйти в монастырь, и стала настоятельницей православного монастыря в Иерусалиме.

Юность

Пётр Петрович Кащенко гордился популярностью своего отца-врача и понял, что врач нужен всем, везде и всегда. Тогда люди меньше думали о своём благополучии и с самого раннего возраста ставили себе действительно высокие цели. Вот такую цель поставил себе гимназист Пётр Кащенко: не тратить свою жизнь зря, учиться много и тщательно, чтобы стать врачом и быть полезным народу.

В августе 1876 г. он стал студентом медицинского факультета Киевского университета святого Владимира. Семья жила бедно, матери удалось выхлопотать стипендию, которая выплачивалась Московским университетом. Поэтому Пётр Кащенко перевёлся в Москву. Он очень хорошо учился. Сохранились его оценки — «отлично» по оперативной хирургии, судебной медицине, офтальмологии, учении о нервных и душевных болезнях, медицинской полиции. Разве знал он тогда, что жизнь будет связана как раз с лечением душевных болезней, и что с полицией будут проблемы? А почему?

В 1876—1881 гг. студенты — медики активно участвовали в народническом движении. И студент Кащенко ещё на первом курсе вместе с товарищами по медицинскому факультету С. Я. Елпатьевским (в дальнейшем земский врач и писатель), П. П. Викторовым и В. С. Лебедевым организовали студенческий революционный кружок.

Я думаю, они действительно верили в идеальное общественное устройство для крестьянской России и действительно хотели приблизить это светлое будущее. Но заниматься революционной деятельностью было опасно. Студент Кащенко возглавил нелегальную библиотеку, а чтение нелегальной литературы тогда полиция считала государственным преступлением.

Жандармы доносили в департамент полиции: «Состоя под надзором в Москве, Кащенко продолжал обращать на себя внимание вредностью своего направления. Пользуясь влиянием на товарищей, он являлся вожаком во всех случаях неповиновения начальству…».

Ссылка

1 марта 1881 г. народовольцы совершили покушение на царя Александра II. Император погиб. Студенты собрались, чтобы выбрать «лиц, имевших сопровождать в Петербург венок на гроб почившего в Бозе Государя Императора». Председатель сходки, студент-радикал П. П. Кащенко произнёс речь, осудив царя и тех студентов, которые пытались собирать деньги на венок царю. Ночью Петра Кащенко впервые арестовали. Вскоре он был исключён из университета за два месяца до окончания курса отправлен под конвоем в Ставрополь-Кавказский.

Незадолго до ссылки П. П. Кащенко женился на моей прапрабабушке — дочери коллежского секретаря Вере Александровне Горенкиной. Она была воспитана в лучших традициях дворянского воспитания, и до конца жизни оставалась чрезвычайно строгой и даже чопорной дамой, говорят, что её никогда не видели в неприбранном виде даже в семье. Она всегда принимала при этом самое деятельное участие во врачебной работе мужа.

Во время ссылки в Ставрополе Петру Петровичу Кащенко было разрешено только преподавать пение и музыку в городской женской гимназии. Как учитель он завоевал себе большую популярность. Шли месяцы и годы ссылки и, наконец, ему было разрешено закончить медицинское образование в Казанском университете. Здесь он стал специализироваться по психиатрии у доктора медицины, директора Казанской психиатричёской больницы Л. Ф. Рагозина и профессора В. М. Бехтерева, который возглавлял психиатрическую клинику Казанского университета.

Про последнего впоследствии скажут: «Знают прекрасно устройство мозга только двое: Бог и Бехтерев». У Л. Ф. Рагозина Пётр Кащенко научился прежде всего гуманному отношению к душевнобольному. «Врач должен смотреть на смирительную рубашку, как на страшилище, а на себя, как на палача, если он её применяет», — говорил Рагозин. Эти слова мой прадедушка запомнил на всю жизнь.

Первый опыт

В 1884 г. в с. Бурашёве недалеко от Твери открылась первая в России специально выстроенная психиатрическая больница-колония. Ею руководил земский врач-психиатр М. П. Литвинов. В Бурашевскую больницу-колонию, самую в то время передовую в России, приезжали перенимать опыт такие известные психиатры как П. И. Ковалевский, С. С. Корсаков, В. П. Сербский и другие.

Врачи не только лечили больных, но и старались повысить культуру и образование местных крестьян, выступали с лекциями, организовывали художественную самодеятельность, открыли начальную школу для крестьянских детей. Такая деятельность вызвала подозрение со стороны местных властей, которые подали всеподданнейшую записку императору Александру III, в которой была информация о лицах, служащих в Бурашёвской больнице, в том числе там упоминалось и имя Кащенко.

Тот опыт, который Пётр Петрович приобрёл у Рагозина и Литвинова, пригодился на новом месте работы: в Нижнем Новгороде, где в 1889 г. ему поручено было преобразовать психиатрическое дело. Он организовал лечебницу, в которой для душевнобольных были созданы мастерские, огороды и даже теплицы. К больным стали относиться как к людям, а не как никому не нужным отбросам общества. Для них даже устраивали вечера с чаепитием, спектакли, чтения, прогулки на рыбную ловлю.

Это было совершенно ново и вызывало сочувствие и интерес со стороны других врачей. Ну а у полиции было своё особое мнение. Пётр Петрович по-прежнему считался «неблагонадёжным» за то, что не допускал в больницу полицейских, зато привлекал других политически неблагонадёжных лиц, например, писателя В. Г. Короленко.

Нижегородский период

Главным делом для прадеда было лечить людей, независимо от их достатка и положения. По его инициативе и поддержке А. М. Горького в Нижнем Новгороде было создано отделение Русского общества охраны народного здоровья. В 1893 г. он возглавил комитет Общества нижегородской колонии для бедных детей, где занимался не только врачебной, но и педагогической деятельностью. Тогда же его избрали членом-корреспондентом Московского общества невропатологов и психиатров.

В 1898 г. Петру Петровичу наконец удалось претворить в жизнь свою мечту: построить новейшую лечебницу в с. Ляхове. В течение нескольких лет он ходил по домам богатых купцов, убеждая их вкладывать деньги в строительство современной психиатрической больницы-колонии. Первые корпуса Ляховской больницы были открыты в феврале 1901 г.

Впервые в России прадеду удалось создать систему поэтапной организации психиатричёской помощи:

  • 1) психиатрическую лечебницу для больных с острыми состояниями в Нижнем Новгороде;
  • 2) больницу-колонию для больных с затяжными случаями недуга в с. Ляхове;
  • 3) семейный концентрированный патронаж для выздоравливающих и хронических больных в г. Балахне и с. Кубинцеве.

Это была одна из лучших земских психиатрических организаций в России.

В Москве

Шли годы. В начале 1904 г. Пётр Петрович подал документы на конкурс на вакантную должность главного врача Московской психиатрической больницы им. Н. А. Алексеева на Канатчиковой даче (та самая психиатрическая больница № 1 им. П. П. Кащенко). Его кандидатура была признана лучшей, а скоро последовало и высочайшее позволение жить и работать в Москве.

Лечение в больнице было организовано по-новому. Самое большое внимание уделялось не только медикаментозному лечению, но и физиотерапии, трудотерапии, культтерапии, а главное — системе «нестеснения» и открытых дверей. В больнице выстроили трудовые мастерские и клуб, были созданы духовой и струнный оркестры, устраивались самодеятельные спектакли, литературные и танцевальные вечера.

Революция 1905 года

Во время революции 1905—1907 г. Пётр Петрович выступил на стороне восставшего народа. На Втором съезде отечественных психиатров он заявил: «Я считаю и нашим профессиональным, в качестве врачей психиатров, долгом, и нашим гражданским долгом, ибо мы и граждане, обобщить наш протест против ужасов, которые переживает Россия».

В самый острый период первой русской революции — во время всеобщей октябрьской стачки 1905 г. П. П. Кащенко, член Московского общества врачей, участвовал в многочисленных собраниях, на которых обсуждались вопросы отношения врачей к революционному движению. Было принято решение присоединиться к освободительному движению, отчислять 20 % своего содержания на помощь участвовавшим в стачке, устраивать из этих средств врачебно-питательные пункты, ясли, приюты, санитарные отряды и перевязочные пункты.

При Московской городской психиатрической больнице им. Н. А. Алексеева была организована дружина из младшего персонала, которая боролась на баррикадах Замоскворечья. После подавления восстания П. П. Кащенко приложил много сил и умения, чтобы избежать ареста самому и своим сотрудникам.

В Петербурге

В начале ХХ века среди лучших земских психиатров выделялись трое: Н. Н. Баженов, В. И. Яковенко и П. П. Кащенко. Они стали классиками земской психиатрии. Когда в 1907 г. прапрадед переехал в Петербургское губернское земство, его популярность уже достигла всероссийского уровня. В 1902 г. началось строительство Петербургской губернской земской психиатрической больницы (С.-Петербургская городская психиатрическая больница № 1 им П. П. Кащенко). Больница оказалась устроена настолько хорошо, что среди ряда других медицинских учреждений России была представлена в 1911 г. на Дрезденской международной гигиенической выставке.

Очень большое внимание П. П. Кащенко уделял статистике психиатрических заболеваний, которая много могла рассказать об обществе. Будучи председателем Центрального статистического бюро, в первую мировую войну 1914—1918 гг. он изучал статистику нервной и психической заболеваемости среди русских солдат на фронтах и способствовал оказанию им психоневрологической помощи.

Светлые планы

После Февральской и Октябрьской революций, и последовавших затем гражданской войны, экономической разрухи, голода и эпидемий перед врачами России встала задача восстановления врачебной помощи. Психиатрические больницы переживали тяжёлое время, стояли перед угрозой роспуска душевнобольных на улицу.

Члены Русского союза психиатров и невропатологов: П. П. Кащенко, И. И. Захаров и Л. А. Прозоров разработали план организации психиатрической помощи в Советской России. Пётр Петрович возглавил первую высшую психиатрическую организацию в стране — Центральную нервнопсихиатрическую комиссию, впоследствии подчинённую Наркомздраву РСФСР.

Ему казалось, что выход из кризиса близок: стоит лишь наладить устройство больниц и внебольничную помощь душевнобольным, поднять уровень общей культуры и специальной подготовки персонала, выработать систематизированное законодательство в отношении душевнобольных. Каждый больной мог рассчитывать на государственное лечение и попечение. Гарантировалась охрана личности психически больных.

Нужно было создать нормы освидетельствования душевнобольных в судебных процессах, чтобы в «психушку» не попадали здоровые люди, Нужно было разработать нормы дальнейшей жизни и реабилитации душевнобольных, обеспечения их в случае потери трудоспособности, охраны их прав при приёме на работу. Особой строкой стоял вопрос об организации лечения, воспитания и обучения дефективных детей и «малолетних преступников».

В стране было неспокойно, голодно, шла война, эпидемии сыпного тифа и холеры косили людей. Но 15 августа 1919 г. состоялось 1 Всероссийское совещание по вопросам психиатрии и неврологии Пётр Петрович сделал три программных доклада с основными положениями о развитии психиатрической помощи. В Москве создавалась экспериментальная база по улучшению и усовершенствовании психиатрической и неврологической помощи во всей стране. Планов было много, и они должны были осуществиться.

Заключение

Но 19 февраля 1920 г. П. П. Кащенко скоропостижно умер и был похоронен на Новодевичьем кладбище (4 участок, 41 ряд). «Основателю русской психиатрии», написано на его могиле.

Я горжусь своим прадедом. Мне кажется, что своей деятельностью и гуманным отношением к больным людям он заслужил, чтобы о нём помнили. Самое ценное в его работе было как раз то, что он последовательно защищал право каждого человека — даже самого обиженного Богом и судьбой, на заботу и защиту со стороны общества. Я думаю, что для него не было лишних, ненужных людей. Общество должно быть добрым к своим членам — вот в чём, по-моему, был смысл его деятельности.

К сожалению, имя автора и источник этого текста нам неизвестны.
Вы можете помочь проекту, восполнив этот пробел.

См. также

Личные инструменты